пятница, 12 декабря 2014 г.

памяти Светланы Семёновой

Внезапное и горькое сообщение пришло буквально только что: скончалась Светлана Григорьевна Семёнова.



Я знал ее.
Говорю это в том смысле, что долгое время часто доводилось видеть ее и даже общаться. Пусть вскользь, но всё же мы были знакомы. Последний раз ее видел по ТВ где-то с год назад. Хотя я уже слышал, что с ней что-то не в порядке, выглядела она вполне неплохо. И вот...



Она долгое время вела философский семинар. Прекрасно помню ее - грузная, мощная фигура, экспансивные жесты - словно Свобода на философских баррикадах, ведущая народ к свету знания. Ее выступления были каким-то грохочущим откровением в грозе и буре, прорывом сквозь тернии к звездам. Я шутя называл ее про себя хтонической богиней.
И эта коренастая, словно вырубленная, фигура бойца, трибуна сочеталась у нее необычным образом с тонкими, красивыми чертами лица. (Вот она здесь на фотографии какая кроссавеца!) Что, конечно, добавляло ей интересности в глазах многочисленных почитателей Аудитория, как правило, слушала ее затаив дыхание. (Вспомнилось, как  кто-то из фанатов одной девчачьей поп-группы написал на их сайте: "Вон той рыженькой я бы отдался".)
Была она весьма неглупа (это не насмешка; в моих устах это серьезная похвала), высказывала немало интересных глобальных мыслей. Более того, однажды сказанная ей мысль радикальным образом повлияла на мое мировоззрение. (Как - не скажу.)
Нельзя, конечно, сказать, что я согласен со всем, что она проповедовала. На мой взгляд, ей по жизни пришлось впитать в себя слишком много всякой чуши под видом, как выразился классик,  познания "всех тех богатств, которое выработало человечество". Впрочем, тут есть диалектика: чтобы выработать эрудицию, надо перекопать многое то, чего, возможно, и не стоило перекапывать. Но природный ум не позволил ей стать чем-то вторичным и сделал ее заметным мыслителем современности.

Ее научная карьера сложилась вполне успешно; она была Главным научным сотрудником престижного института; известна как философ и автор нескольких книг. На мой взгляд, несправедливостью является отсутствие (по крайней мере, насколько я про то знаю) официального, государственного признания ее деятельности в виде премий или правительственных наград. Хотя человек, открывавший миру философию Фёдорова, этого несомненно заслуживал.
Конечно, при всём благополучии не обходилось в ее жизни и без своих огорчений, подчас невидимых. Помню, как она оказалась стоящей рядом со мной и грустно смотрела на стопку своей лежавшей на раздаче нераспроданной книги, мимо которой равнодушно проходил народ. А потом сказала мне по этому поводу что-то грустно-философское. Я в очередной раз убедился, что богатые тоже плачут.

Но Светлана Григорьевна вспоминается, конечно, не этим одним. Она умела быть теплой и радушной. Приходивший к ней на семинар встречался словно самый желанный гость, буквально "к нам приехал, к нам приехал... дорогой!". Простота в общении, дружественность были ее стилем.
Было, конечно, в ее характере и многое другое. Например, простота в общении странным образом сочеталась с порой проглядывавшим каким-то барством. Но у меня нет впечатления, что в ее радушии была наигранность; думаю, то была просто многогранность натуры. "Мне глубоко чужда аристократическая идея", сказала она как-то в интервью. И я этому верю. И запомнил ее прежде всего такой: простой и душевной, внимательной к простым и незнаменитым.

Вот потому-то я и могу сказать: я знал Семёнову. Хотя я ее, можно сказать, и не знал; просто часто доводилось ее видеть. И я могу сказать: я был с ней хорошо знаком. Хотя вовсе не был с ней сколько-нибудь близко знаком; в основном просто "Здрасьте - Здрасьте".
Но, несмотря на это, ушел из жизни близкий мне человек. Потеря как для культуры, так и для меня лично.

Помним, любим, скорбим.

Комментариев нет:

Отправить комментарий